Противоречия всеобщей формулы

Та форма воззвания, в какой валютная куколка преобразуется в капитал, противоречит всем развитым ранее законам относительно природы продукта, цены, средств и самого воззвания. От обычного товарного воззвания ее отличает оборотная последовательность тех же самых 2-ух обратных процессов, реализации и купли. Но каким чудом такое чисто формальное различие может конвертировать самое природу Противоречия всеобщей формулы данного процесса?

Более того: этот оборотный порядок существует только для 1-го из 3-х деловых друзей, вступающих меж собой в сделку. Как капиталист, я покупаю продукт у А и продаю его потом В; как обычный товаровладелец, я продаю продукт В и позже опять покупаю продукт у А. Для Противоречия всеобщей формулы деловых друзей А и В этого различия не существует. Они выступают только в качестве торговца и покупателя продуктов. Я сам противостою им каждый раз как обычный обладатель средств либо товаровладелец, как клиент либо как торговец. Как при той, так и при другой последовательности метаморфозов я противостою одному из их только как Противоречия всеобщей формулы клиент, другому – только как торговец: одному – исключительно в качестве средств, другому – исключительно в качестве продукта, но я никому из их не противостою в качестве капитала либо в качестве капиталиста, т. е. как представитель чего‑то такового, что было бы больше, чем средства, либо больше, чем продукт, чего‑то Противоречия всеобщей формулы такового, что могло бы создавать какое‑или другое действие, не считая того, которое характерно деньгам либо товарам. Для меня купля у А и продажа В образуют один поочередный ряд. Но связь меж этими 2-мя актами существует только для меня. Ан нет никакого дела до моей сделки с В, В – никакого дела Противоречия всеобщей формулы до моей сделки с А. Если б я возжелал разъяснить им ту необыкновенную мою заслугу, что я перевернул порядок следования сделок, то они обосновали бы мне, что я заблуждаюсь относительно самого этого порядка следования, что сделка в целом не началась куплей и не кончилась продажей, а напротив, началась Противоречия всеобщей формулы продажей и закончилась куплей. По правде: мой 1-ый акт, купля, есть продажа исходя из убеждений А, мой 2-ой акт, продажа, есть купля исходя из убеждений В. Не удовольствовавшись этим, А и В заявят не считая того, что весь этот порядок следования есть совсем лишний фокус‑покус. А мог бы Противоречия всеобщей формулы прямо реализовать собственный продукт В, В прямо приобрести у А. Совместно с тем вся сделка преобразуется в однобокий акт обыденного товарного воззвания – продажу исходя из убеждений А, куплю исходя из убеждений В. Таким макаром, перевернув порядок следования актов, мы никак не вышли из сферы обычного товарного воззвания: нам приходится потому Противоречия всеобщей формулы поглядеть, допускает ли природа самой этой сферы возрастание входящих в нее стоимостей, а, как следует, образование добавочной цены.

Возьмем процесс воззвания в той его форме, в какой он представляет собой обычной товарообмен. Эта форма имеется налицо во всех тех случаях, когда два товаровладельца приобретают друг у друга продукты и Противоречия всеобщей формулы с пришествием срока платежа сводят баланс обоюдных валютных обязанностей. Средства служат тут счетными средствами; они выражают цены продуктов в их ценах, но не противостоят самим товарам телесно. Разумеется, так как дело касается потребительных стоимостей, в выигрыше возможно окажутся оба обменивающиеся меж собой лица. Оба отчуждают продукты Противоречия всеобщей формулы, которые никчемны для их как потребительные цены, и получают продукты, в потреблении которых они нуждаются. Но выгодность сделки может даже не ограничиваться этим. Может быть, что А, продающий вино и покупающий хлеб, производит в течение данного рабочего времени больше вина, чем мог бы произвести его в течение такого же самого Противоречия всеобщей формулы рабочего времени возделыватель хлеба В, и напротив: В, возделывающий хлеб, производит в течение данного рабочего времени больше хлеба, чем его мог бы произвести винодел А. Таким макаром, А получает за ту же самую меновую цена больше хлеба, а В больше вина, чем получил бы любой из их, если Противоречия всеобщей формулы б оба они обязаны были создавать себе и вино и хлеб, не прибегая к обмену. Как следует, в отношении потребительной цены можно сказать, что “обмен есть сделка, в какой выигрывают обе стороны”.[147] По другому обстоит дело с меновой ценой.[148]

Дело нисколечко не меняется от того, что меж продуктами становятся средства в качестве Противоречия всеобщей формулы средства воззвания и что акт купли осязательно отделяется от акта реализации.[149] Цена продуктов выражается в их ценах ранее, чем они вступают в воззвание, как следует она – предпосылка воззвания, а не итог его.[150]

Рассматривая процесс абстрактно, т. е. оставляя в стороне происшествия, которые не вытекают из имманентных законов Обычного Противоречия всеобщей формулы товарного воззвания, мы найдем тут, не считая подмены одной потребительной цены другой, только товарный метаморфоз, т. е. обычное изменение формы продукта. Одна и та же цена, т. е. одно и то же количество овеществленного публичного труда, находится в руках 1-го и такого же товаровладельца сиачала в форме продукта, позже Противоречия всеобщей формулы в форме средств, в которые продукт перевоплотился, в конце концов, снова в форме продукта, в который назад перевоплотился средства. Такое перевоплощение формы не заключает внутри себя конфигурации величины цены. Изменение, претерпеваемое в этом процессе самой ценой продукта, ограничивается конфигурацией ее валютной формы. Поначалу она существует в виде цены Противоречия всеобщей формулы предлагаемого для реализации продукта, потом в виде валютной суммы, которая, но, уже ранее была выражена в стоимости, в конце концов, в виде цены эквивалентного продукта. Эта смена форм сама по для себя настолько же не много заключает внутри себя изменение величины цены, как размен пятифунтового билета на соверены, полусоверены и шиллинги Противоречия всеобщей формулы. Итак, так как воззвание продукта обусловливает только изменение формы его цены, оно обусловливает, если явление протекает в чистом виде, обмен эквивалентов. Даже вульгарная политическая экономия, невзирая на полное недопонимание того, что такое цена, каждый раз, когда пробует на собственный лад рассматривать явление в чистом виде, подразумевает, что спрос Противоречия всеобщей формулы и предложение взаимно покрываются, т. е. что воздействие их вообщем уничтожается. Как следует, если в отношении потребительной цены оба контрагента могут выиграть, то на меновой цены они не могут оба выиграть. Тут властвует быстрее правило: “Где равенство, там нет выгоды”.[151] Хотя продукты и могут быть проданы по ценам, отклоняющимся Противоречия всеобщей формулы от их стоимостей, но такое отклонение является нарушением законов товарообмена.[152] В собственном чистом виде он есть обмен эквивалентов и, как следует, не может быть средством роста цены.[153]

Потому за попытками рассматривать воззвание продуктов как источник добавочной цены прячется заурядно quid pro quo, смешение потребительной цены и меновой Противоречия всеобщей формулы цены. Так, к примеру, у Кондильяка:

“Ошибочно, что при товарном обмене равная цена обменивается на равную цена. Напротив, любой из 2-ух контрагентов всегда дает наименьшую цена взамен большей... Если б вправду люди обменивались только равными стоимостями, то не выходило бы никакой выгоды ни для 1-го из контрагентов. По сути Противоречия всеобщей формулы оба получают, либо, по последней мере, должны получать, выгоду. Каким образом? Цена вещей состоит только в их отношениях к нашим потребностям. Что для 1-го больше, то для другого меньше, и назад... Нельзя же полагать, что мы будем продавать вещи, нужные для нашего собственного употребления... Мы стремимся дать никчемную для нас Противоречия всеобщей формулы вещь с тем, чтоб получить нужную; мы желаем дать наименьшее взамен большего... Совсем естественно было придти к заключению, что в обмене равную цена дают за равную цена, раз цена каждой из обмениваемых вещей равна одному и тому же количеству средств... Но нужно принять во внимание и другую сторону дела; спрашивается: не Противоречия всеобщей формулы излишек ли мы оба обмениваем на нужный для каждого из нас предмет?”[154]

Как мы лицезреем, Кондильяк не только лишь смешивает потребительную цена и меновую цена, но с чисто детской наивностью заменяет общество с развитым товарным созданием таким строем, при котором производитель сам производит средства собственного существования и кидает Противоречия всеобщей формулы в воззвание только излишек, остающийся по ублажении собственных потребностей.[155] Все же аргумент Кондильяка нередко повторяется современными экономистами, а конкретно в тех случаях, когда требуется представить развитую форму товарообмена, торговлю, источником добавочной цены.

“Торговля”, – молвят, к примеру, – “присоединяет цена к продуктам, потому что те же самые продукты имеют больше цены Противоречия всеобщей формулы в руках потребителя, чем в руках производителя, и поэтому торговля должна в буквальном смысле слова (strictly) рассматриваться как акт производства”.[156]

Но продукты не оплачивают два раза: один раз их потребительную цена, другой раз их цена. И если потребительная цена продукта полезнее для покупателя, чем для торговца, то Противоречия всеобщей формулы его валютная форма полезнее для торговца, чем для покупателя. Разве он стал бы в неприятном случае продавать продукт? Мы можем потому с таким же правом сказать, что клиент в буквальном смысле (strictly) совершает “акт производства”, когда он, к примеру, чулки негоцианта превращает в средства.

Если обмениваются продукты либо продукты Противоречия всеобщей формулы и средства равной меновой цены, т. е. эквиваленты, то, разумеется, никто не извлекает из воззвания большей цены, чем пускает в него. В таком случае не происходит образования добавочной цены. В собственной незапятанной форме процесс воззвания продуктов обусловливает собой обмен эквивалентов. Но в реальности процессы не совершаются в чистом виде. Представим потому Противоречия всеобщей формулы, что обмениваются не эквиваленты.

Во всяком случае, на товарном рынке только товаровладелец противоборствует товаровладельцу, и та власть, которой владеют эти лица один по отношению к другому, есть только власть их продуктов. Вещественное различие продуктов есть вещественное основание обмена, оно обусловливает обоюдную зависимость товаровладельцев, потому что ни какой-то Противоречия всеобщей формулы из них не обладает предметом собственного собственного употребления и любой из их обладает предметом употребления другого. Кроме этого вещественного различия потребительных стоимостей продуктов, меж последними существует только одно различие: различие меж натуральной формой и их превращенной формой, меж продуктами и средствами. Таким макаром, товаровладельцы различаются меж собой только как торговцы Противоречия всеобщей формулы, обладатели продукта, и как покупатели, обладатели средств.

Допустим сейчас, что торговец обладает какой‑то не поддающейся объяснению преимуществом продавать продукты выше их цены, за 110, если они стоят 100, т. е. с номинальной прибавкой к стоимости в 10%. Торговец получает таким макаром добавочную цена, равную 10. Но после того как он был торговцем Противоречия всеобщей формулы, он становится покупателем. 3-ий товаровладелец встречается с ним сейчас как торговец и, в свою очередь, пользуется льготой продавать продукт на 10% дороже. Наш товаровладелец выиграл в качестве торговца 10, чтоб утратить в качестве покупателя те же 10.[157] В общем дело практически свелось к тому, что все товаровладельцы продают друг дружке Противоречия всеобщей формулы свои продукты на 10% дороже их цены, а это совсем то же самое, как если б продукты продавались по их цены. Такая всеобщая номинальная прибавка к стоимости продуктов имеет такое же значение, как, к примеру, измерение товарных стоимостей в серебре заместо золота. Валютные наименования, другими словами цены продуктов, растут, но дела их стоимостей Противоречия всеобщей формулы остаются постоянными,

Допустим, напротив, что клиент обладает льготой получать продукты ниже их цены. Здесь нет надобности даже припоминать, что клиент, в свою очередь, станет торговцем. Он уже был торговцем, до того как стал покупателем. Он уже растерял в качестве торговца 10%, до того как выиграл 10% в качестве покупателя Противоречия всеобщей формулы.[158] Все остается по‑старенькому.

Итак, образование добавочной цены, а поэтому и перевоплощение средств в капитал не может быть объяснено ни тем, что торговцы продают свои продукты выше их цены, ни том, что покупатели приобретают их ниже их цены.[159]

Неувязка нисколечко не упростится, если мы контрабандой введем в нее чуждые ей Противоречия всеобщей формулы дела, если мы, к примеру, скажем совместно с полковником Торренсом:

“Действительный спрос состоит в возможности и склонности (!) потребителей методом конкретного либо среднего обмена давать за продукты большее количество всех составных частей капитала, чем стоит их создание”.[160]

В воззвании производители и потребители противостоят друг дружке только как торговцы и покупатели. Утверждать Противоречия всеобщей формулы, что добавочная цена появляется для производителей вследствие того, что потребители оплачивают продукты выше их цены, означает только повторять в замаскированном виде обычное положение, как будто товаровладелец, как торговец, обладает льготой продавать продукты по завышенной стоимости. Торговец сам произвел собственный продукт либо является представителем его производителей, но Противоречия всеобщей формулы равным образом и клиент сам произвел продукты, выраженные в его деньгах, либо является представителем их производителей. Как следует, производитель противоборствует производителю. Их различает только то, что один покупает, в то время как другой реализует. Мы не подвинемся ни на шаг дальше, если допустим, что товаровладелец под именованием производителя реализует собственный продукт Противоречия всеобщей формулы выше цены, а под именованием потребителя он же покупает продукты выше их цены 28).

25)

26)

27).

28) “Идея, что прибыль выплачивается потребителями, вне сомнения, совсем абсурдна. Кто такие эти потребители?” (G. Ramsay. “An Essay on the Distribution of Wealth”. Edinburgh, 1836, p. 183).

Потому поочередные сторонники иллюзии, как будто добавочная цена появляется из Противоречия всеобщей формулы номинальной прибавки к стоимости, либо из привилегии продавцов продавать продукты очень недешево, подразумевают существование класса, который только покупает не продавая, как следует, только потребляет не производя. Существование такового класса с той точки зрения, которой мы пока достигнули, исходя из убеждений обычного воззвания, еще не может быть объяснено. Но забежим Противоречия всеобщей формулы вперед. Средства, на которые повсевременно покупает таковой класс, должны, разумеется, повсевременно притекать к нему от тех же товаровладельцев, и притом без обмена, даром, на основании какого‑или права либо насилия. Продавать представителям такового класса продукты выше цены – означает только возвращать для себя часть даром отданных средств.[161] Так, к примеру, городка Малой Противоречия всеобщей формулы Азии платили Старому Риму каждогодную валютную дань. На эти средства Рим брал у их продукты, и брал по завышенным ценам. Малоазийцы надували римлян, выманивая у собственных завоевателей средством торговли часть уплаченной им дани. И все таки в накладе оставались малоазийцы. За их продукты им во всяком случае Противоречия всеобщей формулы платили их же своими средствами. Это никак не способ обогащения либо сотворения добавочной цены.

Будем потому держаться в границах товарного обмена, где торговец является покупателем и клиент – торговцем. Может быть, мы попали в затруднение вследствие того, что рассматривали лиц только как персонифицированные категории, а не персонально.

Товаровладелец А может Противоречия всеобщей формулы быть так ловким плутом, что всегда надувает собственных коллег В и С, в то время как эти последние при всем желании не в состоянии взять реванш. А реализует В вино ценой в 40 ф. ст. и средством обмена приобретает пшеницу ценой в 50 фунтов стерлингов. А преобразовал свои 40 ф. ст. в 50 ф Противоречия всеобщей формулы. ст., сделал из наименьшего количества средств большее их количество и преобразовал собственный продукт в капитал. Присмотримся к делу внимательнее. До обмена имелось на 40 ф. ст. вина в руках А и на 50 ф. ст. пшеницы в руках В, а всего цены на 90 фунтов стерлингов. После обмена мы имеем ту же самую общую Противоречия всеобщей формулы цена в 90 фунтов стерлингов.

Находящаяся в воззвании цена не возросла ни на один атом, поменялось только ее рассредотачивание меж А и В. То, что для одной стороны является тут добавочной ценой, для другой представляет недостающую цена, плюс для 1-го есть минус для другого. Тот же самый итог Противоречия всеобщей формулы вышел бы, если б А , не прикрываясь процессом обмена, прямо украл бы у В 10 фунтов стерлингов. Разумеется, сумму находящихся в воззвании стоимостей нельзя прирастить никаким конфигурацией в их рассредотачивании, подобно тому как еврей, торгующий старенькыми монетами, никак не прирастит количества великодушного металла собственной страны, если продаст фартинг времен Противоречия всеобщей формулы царицы Анны за гинею. Весь класс капиталистов данной страны в целом не может наживаться за счет себя самого.[162]

Как ни крутись, а факт остается фактом: если обмениваются эквиваленты, то не появляется никакой добавочной цены, и если обмениваются неэквиваленты, тоже не появляется никакой добавочной цены.[163] Воззвание, либо товарообмен, не делает никакой цены Противоречия всеобщей формулы.[164]

Отсюда понятно, почему в нашем анализе основной формы капитала, той его формы, в какой капитал определяет собой экономическую компанию современного общества, мы пока совсем не будем касаться более фаворитных и, так сказать, допотопных форм капитала, т. е. торгового капитала и ростовщического капитала.

В фактически торговом капитале форма Д Противоречия всеобщей формулы – Т – Д', приобрести, чтоб реализовать дороже, проявляется в более чистом виде. С другой стороны, все его движение протекает в границах сферы воззвания. Но потому что из воззвания самого по для себя нет способности разъяснить перевоплощение средств в капитал, образование добавочной цены, то торговый капитал представляется неосуществимым, так как обмениваются эквиваленты;[165] потому Противоречия всеобщей формулы его существование может быть выведено только как итог двухстороннего надувательства покупающих и продающих товаропроизводителей паразитически внедряющимся меж ними негоциантом. В этом смысле Франклин гласит: “Война есть грабеж, торговля есть надувательство”.[166] Чтоб разъяснить возрастание торгового капитала по другому чем обычным надувательством товаропроизводителей, нужен длиннющий ряд промежных звеньев, которые Противоречия всеобщей формулы тут, где единственной нашей предпосылкой является товарное воззвание и его обыкновенные моменты, еще пока совсем отсутствуют.

То, что мы произнесли о торговом капитале, еще в основном применимо к ростовщическому капиталу. В торговом капитале оба последние пт, – средства, бросаемые на рынок, и возросшие средства, извлекаемые с рынка, – связаны, по последней Противоречия всеобщей формулы мере, через посредство купли и реализации, опосредствованы движением воззвания. В ростовщическом капитале форма Д – Т – Д' сокращена, последние пункты соединяются без всякого посредствующего звена: Д – Д' средства, обмениваемые на большее количество средств, – форма, противоречащая самой природе средств и поэтому не поддающаяся объяснению исходя из убеждений товарообмена. Потому Аристотель гласит Противоречия всеобщей формулы:

“Существует двойственного рода хрематистика: одна относится к торговле, другая к экономике; последняя нужна и достойна награды, 1-ая базирована на воззвании и поэтому справедливо порицается (ибо она лежит не на природе вещей, а на обоюдном надувательстве). Таким макаром, ростовщичество справедливо ненавидимо всеми, ибо тут сами средства являются источником приобретения и употребляются Противоречия всеобщей формулы не для того, зачем они были придуманы. Ведь они появились для товарного обмена, меж тем процент делает из средств новые средства. Отсюда и его заглавие (“τόκος” – “οроцент” и “порожденное”). Ибо порожденное подобно породившему. Но процент есть средства от средств, так что из всех отраслей приобретения эта – более противна Противоречия всеобщей формулы природе”.[167]

В процессе нашего исследования мы найдем, что и. капитал, приносящий проценты, подобно торговому капиталу, является производной формой, а совместно с тем увидим, почему исторически оба они появились ранее современной основной формы капитала.

Как лицезреем, добавочная цена не может появиться из воззвания; как следует, для того чтоб она появилась, за Противоречия всеобщей формулы спиной воззвания должно произойти нечто такое, чего не видно в самом процессе воззвания.[168] Но может ли добавочная цена появиться откуда‑или еще, не считая процесса воззвания? Воззвание есть сумма всех меновых отношений товаровладельцев. Вне воззвания товаровладелец сохраняет отношение только к собственному собственному товару. Так как дело касается цены, это Противоречия всеобщей формулы отношение ограничивается тем, что продукт данного лица содержит известное количество его собственного труда, измеряемого согласно определенным публичным законам. Это количество труда выражается в величине цены его продукта, а потому что величина цены выражается в счетных деньгах, то оно выражается в стоимости продукта, к примеру в 10 фунтах стерлингов. Но его труд Противоречия всеобщей формулы не выражается в цены продукта плюс некое ее превышение, не выражается в стоимости, равной 10 и в то же время равной 11, не выражается в цены, которая больше самой себя. Товаровладелец может создавать своим трудом цены, но не растущие цены. Он может повысить цена продукта, присоединяя к наличной цены Противоречия всеобщей формулы новейшую цена средством нового труда, к примеру, изготовляя из кожи сапоги. То же самое вещество имеет сейчас больше цены, потому что заключает внутри себя большее количество труда. Сапоги имеют потому огромную цена, чем кожа, но цена кожи осталась тем, чем она была. Она не возросла, не присоединила к для себя Противоречия всеобщей формулы добавочной цены во время производства сапог. Как следует, товаропроизводитель не может прирастить цена и тем перевоплотить средства либо продукт в капитал вне сферы воззвания, не вступая в соприкосновение с другими товаровладельцами.

Итак, капитал не может появиться из воззвания и так же не может появиться вне воззвания. Он должен появиться Противоречия всеобщей формулы в воззвании и в то же время не в воззвании.

Мы получили, таким макаром, двоякий итог. Перевоплощение средств в капитал должно быть раскрыто на базе имманентных законов товарообмена, т. е. начальной точкой должен послужить нам обмен эквивалентов.[169] Наш обладатель средств, который представляет собой еще пока только личинку капиталиста, должен Противоречия всеобщей формулы приобрести продукты по их цены, реализовать их по их цены и все же извлечь в конце этого процесса больше цены, чем он вложил в него. Его перевоплощение в бабочку, в реального капиталиста, должно совершиться в сфере воззвания и в то же время не в сфере воззвания. Таковы условия трудности. Hic Противоречия всеобщей формулы Rhodus, hiс salta!


protivorechiya-vseobshej-formuli.html
protivostoyanie-bludnice-vavilonu.html
protivostoyanie-v-limanske-2-glava.html